21.11.2021      13      0
 

Какие препараты пьют девушки когда хлчотт стать мужчинами

Во-первых, в любом случае придется делать феминизирующую пластику гениталий. Это дорогая операция, и придется сначала…


Во-первых, в любом случае придется делать феминизирующую пластику гениталий. Это дорогая операция, и придется сначала доказывать, что ты не псих.
Для начала можно попить эстрогены + антагонисты андрогенов.
Можно попробовать следующий режим:
Андрокур, таблетки 50 мг/сутки.
Диане-35, контрацептивы, 2 табл/сутки (= 0,07 мг этинилэстрадиола) .

Периодически надо сдавать анализ крови на гормоны, как минимум — тестостерон общий и пролактин. Тестостерон должен быть понижен меньше 0,5 нмоль/л. Пролактин в идеале должен быть ниже верхней женской нормы. При пролактине больше 1000 мМЕ/л надо срочно отменять все эстрогены и лучше всего идти к эндокринологу и рассказать что вы принимали и сколько.

Пачка Диане (21 табл) стоит 450 рубл. Повсеместно продается без рецепта.
Банка Андрокура (50 мг N20) стоит 1200 руб, также продается свободно.
Дозировку андрокура можно будет уменьшить вдвое, если тестостерон хорошо подавлен.
Кроме Андрокура, есть и другие антиандрогены: бусерелин-депо (более сильный и дорогой) , спиронолактон (верошпирон) (очень слабый и дешевый, не рекомендуется) , флутамид — не рекомендуется.
Альтернативная форма эстрогенов — эстрадиол (таблетки Прогинова, Фемостон, пластыри климара, гель Дивигель).

Во-первых, в любом случае придется делать феминизирующую пластику гениталий. Это дорогая операция, и придется сначала доказывать, что ты не псих.
Для начала можно попить эстрогены + антагонисты андрогенов.
Можно попробовать следующий режим:
Андрокур, таблетки 50 мг/сутки.
Диане-35, контрацептивы, 2 табл/сутки (= 0,07 мг этинилэстрадиола) .

Нарисую картину идеального мира, как его, вероятно, видят российские врачи. По-видимому, они верят, что между мужчиной и женщиной существует огромная разница, непреодолимая пропасть. Идеальный мужчина и идеальная женщина обладают всеми качествами, необходимыми для зачатия ребенка, а в идеале – большого количества детей. Реально существующие тела людей не в полной мере соответствуют представлению об идеальных мужчинах и женщинах, и врачи считают своим долгом привести их в соответствие с образцом, чтобы в итоге заставить два разнополых тела воспроизвести здоровое потомство.

В мире российской медицины с трудом можно найти место для чайлдфри или для людей, откладывающих рождение детей на поздний срок. Эти категории подвергаются осуждению и иногда получают отказ в полноценном лечении.

Рекомендуем прочесть:  Смотреть Развитие Ребенка По Неделям В Утробе Матери

В результате недовольны все: маскулисты переживают, что мужчин используют как подопытных кроликов; феминистки подозревают, что в мире, где дозы лекарств подбирают под вес среднего мужчины, женщинам лечиться опасно. И правда, какого черта?

Вообразим медицину, которая во главу угла будет ставить не увеличение человеческого стада, а хорошее самочувствие пациенток и пациентов. Будет ли у врачей сохраняться такое же предубеждение против терапии, которая может сделать незаметными гендерные различия?

Моя гормональная терапия стала возможна благодаря исчезновению страха перед этим видом коррекции, но не только. Повод для начала был невеселый – у меня обнаружили опухоль, которая увеличивается под воздействием женского гормона эстрогена.

Гормональная терапия для трансгендерных персон в России находится в «серой зоне». Она не запрещена, но и не особо приветствуется.

Я принимаю тестостерон легально, по назначению врача, и все равно каждый раз, идя в аптеку, чувствую себя немного персонажем Уильяма Берроуза, притащившимся клянчить у фармацевта опиат. Почему мне, прописывая пожизненную терапию, выдали рецепт только на один месяц? Загадка. Получается, рецепт у меня есть, я чист перед богом и людьми, пока проблем с получением лекарства у меня не было, но в любой момент мне могут не продать заветную коробку, и это будет законно.

Время от времени тестостерон пропадает из продажи, и мне приходится искать аптеку, в которой он еще остался. Это тоже добавляет бодрости, которой мне без того в жизни хватает – честное слово, я не нуждаюсь в дополнительной.

Зато теперь я знаю, что житейская мудрость «здоровье не купишь за деньги» на самом деле – житейская глупость. Мое здоровье стоит вполне определенную сумму. Сумму немаленькую, но эффект стоит каждого потраченного рубля.

Уже полгода я принимаю тестостерон. Не будет преувеличением сказать, что это лучшие полгода в моей жизни. Однако действительность терапии все же немного не совпадает с ожиданиями. Мне казалось, изменения будут быстрыми и заметными, а они оказались плавными и неочевидными. И, тем не менее, почти все они мне понравились.

Рекомендуем прочесть:  Норма Д Димер В Третьем Триместре

Голос. Это было первое и самое заметное изменение. Мой от природы без того достаточно приятный баритон стал стремиться к басу, причем с довольно неприятной стадией ломающегося голоса. На слух «ломка» воспринимается как хрипота при простуде и, я надеюсь, рано или поздно пройдет.

Окружающие говорят, что мой голос стал ниже, а я замечаю другую интересную особенность: он стал мне нравиться. Раньше слушать записи интервью с собственного диктофона для меня было пыткой: этот дрожащий надтреснутый голосок, которым я задавал вопросы, вызывал желание впредь общаться с окружающими только жестами. Теперь – совсем другое дело. Мой голос напоминает мне кота, которого тощим и облезлым нашли на помойке, отмыли и откормили. Он округлился, опушился, лежит на батарее и посматривает вокруг барином.

Результат еще не окончательный – голос меняется в первые два года терапии, но уже сейчас меня вполне устраивает результат.

Кожа и волосы. Я ожидал, что с первых недель начну стремительно лысеть и был морально готов побриться налысо, но пока этого не случилось.

Прыщи – это более неприятная и одновременно забавная тема. Иметь прыщи никому не нравится и никому не кажется крутым, хотя они связаны с тестостероном так же основательно, как усы и борода.

Я вспоминаю свои двенадцать, когда у меня по всему лицу равномерно рассыпались красные точки, напоминающие корь. Мне казалось, хуже не будет. И это правда. Сейчас, в отличие от 90-х, к моим услугам целая линейка притирок с антибиотиками, которые реально помогают. Одним словом, я не могу назвать прыщи хоть сколь-нибудь серьезной проблемой.

Между тем, прыщи и облысение являются одной из главных причин, почему цисгендерные женщины отказываются от гормональной терапии. Пока мне подбирали лечение, я прочитал тонну отзывов на гормональные препараты, и видел много, много панических записей от женщин, которые готовы пойти на операцию под общим наркозом, но не готовы бриться налысо или жить с прыщами. Боюсь, этого мне никогда не понять.

Рекомендуем прочесть:  2 вариабельные децелерации в 39 недель

Маяться прыщами мне, по прогнозам, предстоит еще с полгода, но по факту они уже почти оставили меня в покое.

Либидо и настроение. Признаюсь: курс тестостерона сделал меня сильно и прочно порнозависимым. Феминистская теория рассматривает порно-культуру как часть системы патриархального угнетения и связывает потребление порно с особенностями мужской социализации. Я боюсь, физиологии здесь больше.

Я надеюсь на развитие этичных жанров, которые не будут культивировать жестокость и для которых не будет требоваться эксплуатация настоящих людей. Пока же пользуюсь теми фильмами, при съемках которых ни одна женщина не пострадала. Если вы понимаете, о чем я.

При всем этом с началом гормональной терапии я не начал свистеть симпатичным девушкам на улице, приставать к незнакомкам в лифтах и ни разу никому не послал интимную фотографию в соцсетях. Мужики, будьте как я.

Фигура и мышцы. Это самый удивительный эффект терапии: у меня появились руки. Раньше это были вареные макаронины, с которыми больше пяти кило поднять было трудно, а одежду с коротким рукавом надеть – позорно. Теперь у меня есть руки, плечи, торс, и все это мне страшно нравится.

Изменения будут продолжаться в течение первых пяти лет, и я возлагаю большие надежды на свою везучесть и регулярные занятия спортом. Мне бы хотелось радикального превращения в маленького, но мощного дварфа. Говорят, это возможно.

Я вспоминаю свои двенадцать, когда у меня по всему лицу равномерно рассыпались красные точки, напоминающие корь. Мне казалось, хуже не будет. И это правда. Сейчас, в отличие от 90-х, к моим услугам целая линейка притирок с антибиотиками, которые реально помогают. Одним словом, я не могу назвать прыщи хоть сколь-нибудь серьезной проблемой.

Давайте будем совместно делать уникальный материал еще лучше, и после его прочтения, просим Вас сделать репост в удобную для Вас соц. сеть.


Об авторе: beremenaya